Рейтинг@Mail.ru
Действия

Сергей

23 окт 2015, 18:25

Интервью с Георгием Кырнацем

Интервью с Георгием Кырнацем вратарём молодёжки ЦСКА и ЦСКА 98 гр, опубликованное в программке матча РФПЛ ЦСКА — Урал

Георгий, расскажи, где ты появился на свет, кто твои родители?

— Я родился в Москве и отсюда никуда не уезжал. Папа, Валерий Георгиевич, занимается бизнесом, а мама, Маргарита Витальевна — домохозяйка. Родных братьев и сестер у меня нет, но есть сводный и много двоюродных.

Вообще, очень много родственников — кто живет здесь, кто в Молдавии, на родине моего отца.

Есть ли какие-то воспоминания из детства?

— Если говорить о бытовых или житейских, почти ничего не отложилось. Что же касается футбола, вспоминается один из турниров, в финале которого нам противостоял «Спартак».
Ту встречу мы выиграли в серии пенальти, а мне дали индивидуальный приз: я стал лучшим вратарем турнира.




Иные виды спорта тебя не привлекали?

— Не буду кривить душой и говорить, что с детства обожал пинать мячик. Выбор в пользу футбольной школы за меня сделали родители. Куда отдали, туда и пошел. Более того, поначалу мне не особо нравилось, а потом свыкся.

Сколько тебе было, когда тебя отдали в футбол?

— Наверно, лет пять. Но за первые два года игры в рамке мне стыдно, потому что на тренировки приходилось ездить в Сокольники (улыбается).
(от меня: Георгий Кырнац в платных секциях Спартака был полевым игроком и первый месяц в ЦСКА тоже, увидели в нём вратаря Первушин, Козлов и Мирошниченко)

Но уже в семь лет ты все-таки изменил свой выбор?

— Да, на дворе стоял 2005 год, ПФК ЦСКА стал обладателем Кубка УЕФА, а я пришел к Павлу Георгиевичу Ковалю, который, между прочим, также был детским тренером Игоря Акинфеева.


П.Г. Коваль



Почему лишь со временем перешел в наш клуб?

— Так сложились обстоятельства. Это связано со многими причинами. Мой отец, будучи болельщиком ПФК ЦСКА, искал любую возможность, чтобы поскорее состоялся мой футбольный переезд на «Песчанку».

Кто из тренеров армейской ДЮСШ тебе запомнился особенно?



— Таких несколько. Моим первым вратарским тренером, заложившим в меня основы, базу, фундамент голкиперского искусства, был Андрей Михайлович Мирошниченко.

Еще мне запомнилась работа с Андреем Николаевичем Саморуковым и Андреем Михайловичем Ширяевым, которого не стало этим летом. Царствие небесное ему (делает паузу).

А если говорить о тренерах команд?

— Павел Григорьевич Коваль, Денис Владимирович Первушин, Олег Дмитриевич Корнаухов, Андрей Марьянович Плахетко.

Какие командные и индивидуальные титулы есть в твоей коллекции?

— Их немало, но все это пока не имеет особой ценности. Вот если добьюсь чего-то на высоком уровне, тогда да. Пока же это только повод для гордости родителей за своего сына.

Они как-то по-особенному следят за твоими успехами?

— Безусловно. Мама складывает все медальки и грамоты в один уголок, поэтому нет проблем, если нужно вспомнить что-то.
Папа же вообще, можно сказать, был моим персональным фотографом.

Армейская вратарская школа известна на всю Европу. Чувствуешь дополнительную ответственность, будучи ее выпускником?

— Конечно же. Это и приятно, и сложно одновременно. За всю историю ПФК ЦСКА не было тако- го момента, когда рамку защищал слабый вратарь.
Астаповский, Ерёмин, Акинфеев — эти имена знают абсолютно все. Есть и другие голкиперы, которые становились любимцами публики: Харин, Перхун, Мандрыкин.
Вратарская школа ПФК ЦСКА — это марка.

Ты сказал, что тебе запомнилась победа по пенальти в одном из турниров. На твой взгляд, одиннадцатиметровый удар — лотерея? Чего тут больше, психологии или ма- стерства?

— Выскажу мнение, что это — совокупность всех упомянутых факторов. У каждого вратаря есть свои методы, которые лично для них могут быть более эффективными, чем другие. Нам психологически легче: пропустишь — ничего, отобьешь — король матча.
У нападающих нет права на ошибку, в противном случае болельщики их просто освистают.

О пенальти спрашиваем не просто так. Помнится, минувшим летом на сборах Вячеслав Викторович Чанов, являющийся сейчас тренером вратарей красно-синей молодежки, посвятил отражению одиннадцатиметровых ударов несколько занятий.

— Один из главных выводов, который я для себя тогда сделал, таков: мастерство идет от психологии. Если я спокойно стою на ленточке, уверен в своих силах, жду до последнего, шансов отбить удар значительно больше.
К тому же необходимо изучать манеру исполнения пенальти игроков той команды, против которой ты выйдешь завтра играть.

Как действуешь во время пенальти ты?

— Пускай это останется секретом (смеется). Мне нужно еще многому научиться. Ориентир в этом плане — Игорь Акинфеев, который блестяще отбивает одиннадцатиметровые удары.

Как ты оказался в армейской молодежке?

— Этой зимой меня позвали на четыре дня на сборы в Ватутинки. Потом сказали, что выдернут еще раз в Турцию. Так и случилось. И уже с весны нахожусь в распоряжении Александра Сергеевича Гришина.
В связи со смертью Ширяева, с которым мы работали до лета, новым тренером вратарей стал Вячеслав Чанов — замечательный человек и профессионал.

Как проходят тренировки у легенды вратарского цеха?

— Потрясающе! Они интересны, насыщенны, проходят с полной отдачей. Главное требование Вячеслава Викторовича — быть собой и верить в себя.
Чувствую, как под его руководством прибавляю и становлюсь лучше.

Помнишь свой первый матч за молодежку ПФК ЦСКА?

— Да, в июле я вышел на замену в матче с «Рубином». К тому моменту счет поединка уже был 5:0 в нашу пользу. — Это накладывало дополнительную ответственность. Минуте на 75-й ко мне подошли тренеры и спросили, хочу ли я выйти. Естественно, я ответил «да». Потом надел футболку, вот тут-то и задрожали коленки.

5:0 — красивый счет, поэтому, думаю, получил бы по шее, если бы пропустил (смеется).

А ведь было несколько опасных моментов у твоих ворот.

— Припоминаю только выход один на один. После того эпизода все волнение пропало.

В защите играют ребята, которые старше тебя. Как взаимодействуешь с ними, можешь ли «напихать» им?

— Все они просят меня подсказывать, а иногда и «пихать». Это абсолютно нормально. После мяча, пропущенного от «Амкара», Никита Чернов подошел ко мне и подбодрил, мол, не расстраивайся, с кем не бывает.

За какие клубы ты болел в детстве?

— Я переживал за «Манчестер Юнайтед» и «Реал» (Мадрид). Немного симпатизировал «Милану».

Почему именно эти клубы? Тебе нравились их вратари?

— Да, именно из-за голкиперов. Эдвина ван дер Сара и Икера Касильяса можно назвать моими кумирами. В «Милане» же меня привлекала преемственность традиций.

Что выделишь в игре Ван дер Сара и Касильяса?

— Испанец полюбился мне за игру на ленточке, а голландец вообще не имел слабых сторон.

Из российских вратарей кто-то нравится? Ты уже несколько раз упомянул Акинфеева.

— Именно он и служит для меня примером. Думаю, Акинфеев установил высочайшую планку, дотянуться до которой будет очень непросто. Сейчас это сильнейший вратарь на всем постсоветском пространстве. Мне кажется, Игорь даже входит в пятерку сильнейших голкиперов мира.

Учишься ты сейчас в одиннадцатом классе...

— Совершенно верно. В этом году мне предстоит сдача ЕГЭ.

Уже определился, какие предметы будешь сдавать, куда поступишь?

— Мне предстоит сдача обществознания и биологии. Куда поступлю, будет зависеть от баллов ЕГЭ (смеется).

Футбол и учеба совместимы?

— Скажу за себя. Со второго по шестой класс я был отличником (улыбается). Так что пусть каждый решает сам. Думаю, это индивидуально.

Какая у тебя цель в жизни?

— Она не одна. Есть локальные цели, а есть глобальные. К локальным можно отнести хорошее выступление за нашу молодежку. Глобальная цель — создать семью.

О чем мечтаешь?

— О европейском топ-клубе.


Интервью взято Егором Крутелёвым и опубликовано в программке для матча ЦСКА — Урал




17 октября в матче ЦСКА — Локомотив-2 Георгий отбил очередной пенальти:





Всего комментариев 0 Прокомментировать
Пожаловаться на эту публикации
Рейтинг@Mail.ru
Создать публикацию
Предложить видео
Предложить видеотрансляцию